Благоверный великий князь Всеволод III Юрьевич Большое Гнездо (в крещении Димитрий, 1154-1212)

Князь Всеволод III Большое Гнездо – великий князь Киевский (с 1173 г.) и Владимирский (с 1176 г.), прославленный своим общественным служением как воитель за Русскую землю. Благочестие его выражалось в преданности Церкви Православной, в благоговейной молитве, в строительстве храмов. Военные подвиги, созидательные труды – вот свидетельство его жертвенного служения своему граду, земле Русской, святому Православию.  

Князь Всеволод III Большое Гнездо – великий князь Киевский (с 1173 г.) и Владимирский (с 1176 г.), прославленный своим общественным служением как воитель за Русскую землю. Благочестие его выражалось в преданности Церкви Православной, в благоговейной молитве, в строительстве храмов. Военные подвиги, созидательные труды – вот свидетельство его жертвенного служения своему граду, земле Русской, святому Православию.

Князь Всеволод III продолжал политику своего деда Владимира Мономаха, отца великого князя Юрия (Георгия) Долгорукого, благоустроителя Суздальской земли. Он самый младший (одиннадцатый) сын Юрия, но именно от него произошел род русских царей.

Название «великий», данное князю летописцами, он вполне заслужил по великому значению своей деятельности. В течение своего тридцатишестилетнего княжения Всеволод. ревностным продолжателем великого дела, начатого его братом, святым Андреем Боголюбским, – дела объединения Русской земли под властью одного государя, и достиг того, что держал в строгом подчинении многие области земли Русской. Даже на престол древней столицы Киева он ставил князей своею властью, а в вольнолюбивый Новгород посылал на княжение своих родственников. Могущество его простиралось и на внешних врагов Руси – половцев и волжских (или камских) болгар.

О могуществе Всеволода Юрьевича говорит его современник, автор «Слова о полку Игореве»: великий князь Всеволод со своим войском мог бы «Волгу раскропить веслами, а Дон шлемами вычерпать». Около 1190 года было известно, что за границей могущественный тогда император Германский Фридрих Барбаросса ласково принял искавшего его покровительства сына князя Галичского Ярослава Осмомысла – Владимира, едва только узнал, что тот является сыном сестры великого князя Всеволода.

Прозвание свое – «Большое Гнездо» – Всеволод Юрьевич получил как отец многочисленного семейства, из которого вышло три славных великих князя: Константин Мудрый, святой Георгий, принявший смерть от татар на реке Сити, и Ярослав, отец святого благоверного великого князя Александра Невского.

Всеволод Юрьевич замечателен и как один из особенно благочестивых русских князей: он ознаменовал свое славное княжение построением и благоукрашением святых храмов и обителей.

При Всеволоде III во Владимире и других городах было воздвигнуто много новых, великолепных по тем временам церквей. Во Владимире был воздвигнут Дмитриевский собор, «дивно украшенный, по словам летописца, иконами и писанием». После страшного пожара, бывшего в девятое лето великокняжения Всеволода, был заново перестроен кафедральный Успенский собор. В 1191 году великий князь Всеволод, избрав во Владимире место подле Ивановских ворот, назначил там место быть мужскому монастырю, как бы старейшему над всеми монастырями. Так летом 6699 (1191) года «заложи великий князь Всеволод церковь каменну во граде Володимири Рождества св. Богородицы августа в 22 день при епископе Иоанне». Как пишут летописи, при заложении этой церкви присутствовал сам князь и весь двор его.

Имя Всеволода III Юрьевича, много потрудившегося для блага земли Русской, по праву может стоять наряду со славными именами Владимира Мономаха, святого Александра Невского и других государей, которые хранили и возвышали наше Отечество.

Всеволод Юрьевич родился в 1154 году 22 октября. Отец его, князь Юрий Долгорукий, находился в то время в пути по своим Суздальским владениям вместе со своей второй супругой (по утверждениям историков XVIII века, она была греческой цесаревной по имени Ольга или Елена). Новорожденного назвали в святом крещении Димитрием, в честь него на этом месте отец построил город Димитров.

Весною 1155 года Юрий Владимирович достиг Киевского великокняжеского престола, но через два года скончался, и Всеволод Юрьевич лишился родителя на третьем году своей жизни. Всеволод и его старший брат Михалко получили города Ростов и Суздаль. Вдовствующая великая княгиня, вероятно, жила тогда в земле Суздальской, где в то время пасынок ее Андрей Боголюбский благоустраивал свою столицу Владимир. В 1161 году князь Андрей Боголюбский, стараясь предупредить княжеские раздоры из- за владений, лишил Всеволода, вместе с матерью его и братьями Мстиславом, Василием и Михаилом, наделов и выслал их из земли Суздальской. Мстислав и Василий, взяв мать свою и семилетнего брата, отправились в Царьград, где греческий император Мануил ласково принял их и предоставил для жительства четыре города на Дунае. Так Всеволод Юрьевич несколько лет своего отрочества провел в Византии.

К 1168 году юноша Всеволод вернулся на Русь и уже в начале 1169 г. участвовал в походе Андрея и других русских князей на Киев. С 1169 по 1174 год он жил в южных землях при братьях Глебе и Михаиле. Здесь в качестве наместника брата Михаила пять недель занимал княжеский престол в древней столице – Киеве, был свидетелем междоусобных браней, сам принимал участие в ряде походов, служил брату, великому князю Киевскому Глебу Юрьевичу и в конце 1170 года участвовал в разгроме половцев на реке Южный Буг. В Южной Руси Всеволод Юрьевич вступил в брак с дочерью князя Чешского Шварна – Марией.

После мученической кончины святого Андрея Боголюбского (29 июня 1174 г.) Всеволод Юрьевич стал союзником брата своего Михаила в его борьбе за великокняжеский престол с племянниками Ярополком и Мстиславом Ростиславовичами.

В кратковременное мирное княжение Михаила Юрьевича его брат Всеволод владел Переяславлем-Залесским. По кончине Михаила (20 июня 1176 г.) владимирцы призвали на великокняжеский престол Всеволода Юрьевича, торжественно встретили его пред Золотыми воротами и поклялись в верности ему и его детям, исполняя тем самым волю Долгорукого, который назначил область Суздальскую в удел младшим сыновьям. Но едва вступив на престол, Всеволод Юрьевич был вынужден выступить из столицы для защиты своих прав против племянника Мстислава Ростиславовича и ростовцев. Присоединив к себе в Юрьеве дружину Переяславс- кую, Всеволод объявил воинам о не- примиримой злобе их общего врага. Все единодушно ответствовали: «Государь! Ты желал добра Мстиславу, а Мстислав ищет головы твоей и, не дав еще исполниться девяти дням по кончине Михайловой, жаждет кровопролития. Иди же на него с Богом! Если будем побеждены, то пусть возьмут ростовцы жен и детей наших!» Перед сражением с врагами (27 июня 1176 г.) Всеволоду Юрьевичу и всему его войску было замечательное видение, о котором так сообщает летопись: «Когда был Всеволод за Суздалем, увидели чудную Матерь Божию Владимирскую (т.е. златоверхий Владимирский храм) и весь город до основания как будто стоящим на воздухе; явил Бог и Святая Богородица новое чудо, (которое) зрели Князь и весь полк, и все, видя такое чудо, говорили: “Княже, ты прав, поезжай против него!”» (т.е. Мстислава Ростиславовича). Однако Всеволод Юрьевич, «будучи благосерд», пытался мирными переговорами отвратить кровопролитие, и только когда мирные предложения были отвергнуты, вступил в битву и разбил Мстислава на поле близ города Юрьева-Польского 27 июня 1176 года.

Но еще все время вплоть до 1182 года было таким периодом княжения Всеволода Юрьевича, в который он должен был утверждать свою власть, выступая в походы то против не покорявшихся ему Рязанских князей, то против вольнолюбивого Новгорода, то даже против Киевского князя Святослава Всеволодовича, с которым вообще, и ранее и после того, был в большой дружбе.

И в дальнейшем Всеволоду Юрьевичу приходилось усмирять непокорных князей, но власть его в Русских землях со временем стала настолько упроченной, что он мог уже не часто прибегать к оружию. Да и вообще по своему миролюбию Всеволод силе оружия предпочитал путь мирных договоров. Только Рязань Всеволод Юрьевич был вынужден усмирять силой и, чтобы устрашить враждебных ему тогда Черниговских князей, завоевал принадлежавшую им область вятичей.

Утвердив прочно свою власть, охраняя и восстанавливая своим мудрым управлением мир в Русской земле, великий князь мог обратить свое оружие против врагов внешних и заняться благоустроением своих областей.

В 1183 году во главе князей Рязанских, князя Муромского, князя Смоленского и сына князя Киевского Всеволод Юрьевич отправился в поход против волжских (камских) болгар. На пути к ним присоединились еще половцы, так что можно было ожидать от этого поход большого успеха. Но едва только стали готовиться к осаде первого неприятельского города (Великого города в серебряной Болгарии), как родной племянник великого князя отважный князь Изяслав Глебович, преждевременно выступивший на врагов, был смертельно ранен, и Всеволод Юрьевич, пораженный горестию, вскоре возвратился из похода, поспешив заключить мир с жителями осажденного города. Однако его войска успели одержать две победы над врагами – соединенными жителями трех болгарских городов, и последние стали просить мира. Изяслав Глебович скончался во время обратного пути на волжском острове Исадах, и тело его Всеволод Юрьевич привез во Владимир для погребения в соборном храме.

Кроме этого похода, князь совершил еще успешный поход против половцев (1199 г.), а его воеводы с успехом дважды ходили против волжских болгар (в 1186 (5) и в 1205 гг.). Большинство русских князей признало Все- волода старейшиной Мономашичей.

Всеволод Юрьевич продолжал строительную деятельность своего отца и брата Андрея. Он содействовал продолжению владимирского летописания, которое было начато в Успенском соборе при великом князе Андрее Боголюбском.

Около 1175-77 гг. был составлен первый Владимирский летописный свод, где местные записи были соединены с летописным сводом Переяславля-Залесского, включавшим вторую редакцию «Повести временных лет», Киевскую летопись XII века и другие источники. В 1185 году появилась новая редакция Владимирского свода, а в 1212 г. был составлен свод, включавший не только владимирские, ростовские, суздальские, но и новгородские, рязанские, смоленские, южнорусские и другие известия. Это безусловно свидетельствует о силе и влиянии великого князя.

В свободное от походов время Всеволод Юрьевич всю заботу свою сосредоточивал на благоустроении своих областей. После большого пожара во Владимире, бывшего в апреле 1185 года, во время которого сгорели 32 церкви и великокняжеский дворец, а соборный храм лишился всех своих благоукрашений, кроме Владимирской чудотворной иконы Богоматери, единственно сохранившейся невредимою Божиим покровом, великий князь начал на свои средства воздвигать но- вые церкви и вместе с супругою щедро раздавал деньги бедным на построе- ние жилищ.

Всеволод Юрьевич не только вновь богато благоустроил соборный храм. Не надеясь на то, что белокаменный собор после пожара устоит, так как дубовые связи внутри сгорели, великий князь обложил весь собор новыми белокаменными стенами. Между старыми и новыми стенами образовалась просторная галерея, предназначенная стать усыпальницею почивших князей, княгинь и святителей. Храм, прежде одноглавый, с этого времени стал иметь пять позлащенных глав. Работы по обновлению и перестройке собора закончены были в 1189 году, и накануне храмового праздника Успения собор был торжественно освящен епископом Владимирским Лукою.

Большие пожары были еще во Владимире в 1193 (92) и в 1199 годах, и после обоих князь заботился о восстановлении столицы из пепла.

Затем Всеволод Юрьевич построил укрепления в Суздале, Переяслав- ле-Залесском и Городце Остерском (в Южной Руси), обновил Суздальский соборный храм.

В 1191 году великий князь основал во Владимире, недалеко от соборного храма, монастырь и в нем храм в честь Рождества Пресвятой Богородицы, а при княжеском дворце – храм в честь своего небесного покровителя, святого великомученика Димитрия Солунского; построил во Владимире церковь святых Иоакима и Анны, основал существующий и доныне женский монастырь и в нем храм Успения. Храм этот был заложен 15 июля 1200 года.

Владимирский женский монастырь, как построенный по желанию великой княгини Марии и на купленной ею земле, называется «Княгининым». В 1206 году 2 марта в этот монастырь удалилась и приняла в нем постриг с именем Марфа благочестивая супруга великого князя Мария.

Мария, первая супруга Всеволода, родом Ясыня (чешская княжна из г. Ясс), мать четырех дочерей и восьми сыновей, двое из которых умерли во младенчестве, отличалась благочестием и мудростью. Летописцы называют ее русскою Еленою, Феодорою, второй Ольгой. В последние годы жизни, страдая в течение семи лет тяжким недугом, она явила собою пример удивительного терпения, часто сравнивала себя с Иовом, а перед кончиной призвала сыновей и заклинала их жить в любви, помня мудрые слова великого Ярослава о том, что междоусобие губит князей и отечество, возвеличенное трудами предков. Мать советовала детям быть набожными, трезвыми, приветливыми ко всем и особенно уважать старцев. Княгиня Мария скончалась 19 марта 1206 года, приняв пострижение за 18 дней до кончины. Гробница ее находится в соборе основанного ею монастыря.

В 1209 году Всеволод Юрьевич вступил во второй брак с дочерью князя Витебского Василия Анною, кото- рая также после смерти погребена во Владимирском женском Княгинином монастыре.

Всеволод Юрьевич княжил славно и счастливо 37 лет и строго соблюдал правосудие. «Не обинуясь лица сильных, – по словам летописца, – и не туж нося меч, от Бога данный». Он казнил злых, миловал добрых, мстил иногда жестоко, но без несправедли - вости, уважал древние обычаи, требовал безусловной покорности от князей южных, но без вины не отнимал у них уделов. Повелевая Новгородом, он иногда льстил своеволию граждан. Мужественный и счастливый в битвах, князь старался сохранять мир и не любил кровопролития бесполезного.

Летопись так восхваляет Всеволода Юрьевича: «Много мужествовал и имел отвагу на бранях, был украшен всеми добрыми нравами, злых казнил, а добромысленных миловал: ибо князь не туж меч носит… Одного только имени его трепетали все страны, и по всей земле прошел слух о нем, и всех врагов его Бог отдал в руки его, потому что он не возносился и не величался собою, но на Бога возлагал свою надежду. Многие церкви создал он по своей области. Всегда имел страх Божий в сердце своем, подавал просящим милостыню, судил суд истинный и нелицемерный, не смотрел на лица сильных своих бояр, обижавших меньших, порабощавших сирот и дававших насилие, много любил черноризческий и монашеский чин. За то и даровал ему Бог чад добромысленных, которых он воспитывал в добром научении, в разуме совершенном, далее до их мужественного возраста».

Летопись так восхваляет Всеволода Юрьевича: «Много мужествовал и имел отвагу на бранях, был украшен всеми добрыми нравами, злых казнил, а добромысленных миловал: ибо князь не туж меч носит… Одного только имени его трепетали все страны, и по всей земле прошел слух о нем, и всех врагов его Бог отдал в руки его, потому что он не возносился и не величался собою, но на Бога возлагал свою надежду. Многие церкви создал он по своей области. Всегда имел страх Божий в сердце своем, подавал промилостыню, судил суд истинный и нелицемерный, не смотрел на лица сильных своих бояр, обижавших меньших, порабощавших сирот и дававших насилие, много любил черноризческий и монашеский чин. За то и даровал ему Бог чад добромысленных, которых он воспитывал в добром научении, в разуме совершенном, далее до их мужественного возраста».

Мудрый политик, Всеволод Юрьевич, несомненно, любил и духовное просвещение. Степенная книга сообщает, что когда в 1210 году во Владимир прибыл митрополит Киевский Матфей, то великий князь долго не отпускал его, «насыщался от него духовного благочестия».

15 апреля 1212 года, в утро воскресного дня, Великий Всеволод на 58 году своей жизни мирно преставился, «предав державу свою и сыновей своих в волю Божию и о всем благодаря Бога». По Воскресенской летописи и по Степенной книге, Всеволод Георгиевич погребен на другой день по кончине в Успенском соборе.

© 2012
Московский патриархат
Владимирская епархия
Владимирское благочиние
Пресс-служба: stxram@yandex.ru
Телефон/факс: +7 (4922) 36 62 32